Комментарии
Благоустройство могил к посту: Правила безопасного катания на надувных санках (тюбингах) "Тюбинг для катания можно купить и д.."
Ксения к посту: В Тимской больнице откроются койки для лечения COVID-19 "Лично я с товарищами уверены, очень.."
Погода в Тиме

Листая старую тетрадь

28 ноября

166

1

(Продолжение. Начало в №47)
Приход в эти места СОПОВА ЕЛИСЕЙКИ и получение им в собственность большого земельного и лесного наделов, позволили ему по своему усмотрению единолично распоряжаться этими богатствами, и он стал с хозяевами предприятий заключать разного рода сделки на поставку ЛЕЖНЕЙ и другого пиломатериала. С этого времени пошла массовая заготовка лесоматериалов для нужд местной промышленности.
Постепенно с течением времени в разговорной речи жителей слово переиначивалось в ЛЕЖАКИ, ЛЕЖНИКИ, затем это слово постепенно отшлифовывалось, и в итоге в административном акте при образовании ВЕРХНЕГО-БЕЛОКОЛОДЕЗЬСКОГО общества УСПЕНСКОЙ волости ТИМСКОГО уезда это поселение было записано и названо ЛЕЖЕНЬКИ, а крестьяне — государственными.
Неподалёку от Леженек проходили дорожные тракты, по которым шли почтовое, торговое и местное сообщение, как ВОРОНЕЖ — КУРСК, СТАРЫЙ ОСКОЛ — КУРСК. С течением времени поселение Леженек разрасталось, завязывалась дружба с другими деревнями, хуторами и сёлами, происходили свадьбы, проводился надел землёй, лесными и сенокосными угодьями, строились новые дома, более обширные, уютные, хорошие надворные постройки, заводился породистый домашний скот, появлялся класс мастеровых людей: кузнецов, портных, сапожников, шорников, модисток, плотников, столяров, мастеров по изготовлению телег, фаэтонов, колёсных станов, разных саней, печников, коновалов, других специалистов и знахарей.
Тракт Старый Оскол — Курск проходил по дремучим лесам, очень часто подвергался нашествию шаек разбойников и грабителей. Купеческие обозы с товарами, проезжавшие по этому тракту, подвергались нападению и полному разграблению имущества, а хозяева или отпускались с миром, или, если оказывали сопротивление, уничтожались. Одной из таких шаек руководил атаман Тимофей, у него в ватаге было около сорока человек, все они были беглые крепостные крестьяне и беглые стрельцы из правительственных войск, недовольных тяжёлой царской службой. Дело дошло до того, что не было никому ни прохода, ни проезда — полный грабёж. По жалобе торговых людей Императрице ЕКАТЕРИНЕ II было решено послать на этот тракт служилых людей, но банда Тимошки эту жалобу перехватила, прочитала и отпустила курьера в Петербург. На одном из своих очередных совещаний и пирушек по предложению главаря Тимохи было принято окончательное решение — грабежи прекратить и, боясь царской кары и возмездия, написать Всемилостивейшей ИМПЕРАТРИЦЕ ВСЕЯ ВЕЛИКОЙ РУСИ ЕКАТЕРИНЕ II ЧЕЛОБИТНУЮ с посылкой одного воза чистого золота и другой дорогой рухляди в качестве искупительного подарка, с просьбой о всемилостивейшем прощении за воровские дела и разрешении поселиться всей воровской компанией в здешних местах с обзаведением личным хозяйством и наделением оных землёй, лесными и другими угодьями, и с правом вести мелкую торговлишку в окрестных уездах.
Таким образом Екатерина II, получив по тому времени огромную подачку от воровской шайки Тимошки в виде золота, драгоценностей и дорогой одежды, решила удовлетворить просьбу разбойников, и царица на челобитной всемилостивейше написала «БЫТЬ ПОСЕМУ» ЕКАТЕРИНА II, август 177… год.
Разрешением разбойничьей шайки селиться на этом бойком торговом пути, открытием ими своих торговых точек и обзаведением личным хозяйством правительство Екатерины убивало несколько зайцев, а именно — отпадает необходимость посылки так занятых правительственных войск на подавление разбойников, плюс хорошая прибавка к царской казне, которая была крайне истощена непрерывными и тяжёлыми войнами на юге страны, плюс открылся очень важный и безопасный торговый путь Старый Оскол — Курск.
Получив прощение и разрешение на поселение, Тимошка, собрав всю свою братию, разделил всё награбленное поровну, послал гонца в Курск с бумагой, по которой управление Губернатора должно выдать ему документ на отвод земельного, лесного, сенокосного и других участков для всех прощённых, что через несколько дней и было получено. Ватага принялась за строительство своего будущего посёлка, закупили разного строительного инструмента и принялись за дела с большим старанием. Выбрали место для постройки посёлка на высоте и на пути торгового тракта, вокруг были дремучие леса. Атаман построил постоялый двор, кабак, и купцы, которые вчера трепетали от одного его имени Тимошка «разбой, помогите», сегодня пользовались его услугами и с большим почтением произносили его разбойничье имя. А некоторые, более смышлёные, даже приглашали его в кумовство, что он в большей части и делал, не отказывая им в этом удовольствии, а для себя чуя большой от этого прок и всестороннюю выгоду. Некоторые открыли свои кузницы, где клиентуры всегда было полно, другие — швейные и сапожные мастерские, в одной из которых в будущем учился мой отец сапожному делу. Каждый выбрал занятие себе по душе. В скором времени этот посёлок полностью оформился как самостоятельное административное, торговое и политическое поселение, вокруг которого были расположены различные большие и малые поселения. Таким образом, Тимошкин посёлок превратился в центральную точку на большом торговом пути и приобрёл важное значение в данной округе. С увеличением населения встал вопрос об организации административного центра.
В результате проводимой в России в 70-е годы 18-го столетия губернской реформы в составе Курской губернии был образован посёлок городского типа с уездным административным центром — п. ТИМ. Это было в 1779 году. В 1979 году районному центру Тимского района Курской области посёлку ТИМ исполнилось 200 лет.
Мои предки по линии матери и отца — коренные выходцы из первопоселенцев семейства СОПОВА Елисея и таким образом коренные жители села Леженьки, где до сих пор проживают мои мама и брат, и другие родственники. Характерно, что отчий дом стоит на лугу — на КУЛИГЕ. Все мои родные и родственники обязательно имели какую-нибудь специальность, мастерство.
По линии отца с незапамятных времён и мужчины и женщины занимались портняжным ремеслом: шили меховые шубы, тулупы, шубные пиджаки, полушубки, шубейки, рукавицы, шапки-ушанки, шапки-кубанки, папахи и прочие изделия. Дед Сопов Пётр Иванович, родные дядя Василий, тётка (здравствующая и по ныне) Кретова Аксинья Петровна, которой в 1979 году пополнилось 90 лет, всегда портняжили. Отец СОПОВ Макар Петрович 1896 года рождения и его брат Стефан были прекрасные сапожных дел мастера, всегда шили как для своего семейства, так и для желающих своей деревни, окрестных сёл и даже уезда. Отец проучился в Тиму у хозяина три года, стал отличным мастером и изготовлял из кожи, фетра, кошмы любую обувь для селян, а также фасонную-модельную для привилегированного общества. Знал хорошо шорное дело, плотницкое, особенно был любитель пчеловодства, которым занимался всю свою жизнь.
В 1916 году мой отец СОПОВ Макар Петрович был призван в ряды его императорского величества рядовым. Большие заслуги моего отца были в период гражданской войны. Перейдя из Румынии, бывшие генералы, адмиралы, регулярные войска царского правительства хотели разоружить временное правительство. Но это окончилось поражением благодаря умному решению командира полка русских, не подчинившегося властям Румынии. В полном составе с боевым оружием солдаты перешли из Румынии на территорию России в районе Кишинёв-Днестр-Херсон. Здесь они, конечно, были разоружены властью временного правительства, царская армия как таковая развалилась. Отец пришёл домой, но вскоре был мобилизован в ряды новой, только что создаваемой в 1918 году рабоче-крестьянской Красной армии.
В рядах Красной армии прошёл Западный, южный фронты, боролся с бандой Махно, белополяками и в 1921 году был по болезни (сильный ревматизм) демобилизован и прибыл домой в Леженьки, в том же году женился на соседке Соповой Анне Петровне. Жили хорошо, дружно. Семья была большая, а земельный надел невелик — 5-6 десятин. Поэтому в 1922 г. молодым пришлось отделиться и самостоятельно построиться за речкой, т.е. на КУЛИГЕ, где живут сейчас мать и брат. В 1959 году отец умер от сердца и похоронен на деревенском кладбище в Леженьках.

Мать Сопова Анна Петровна родилась в Леженьках в 1901 году в семье кузнеца. По линии матери все мужчины были потомственные кузнецы, а женский пол — швеи и разного рода рукодельницы. Дед Сопов Пётр Иванович, прадед и сыновья Павел и Фёдор были непревзойдённые по искусству кузнечные мастера. Делали всё для крестьянского хозяйства: ковали конские тележные ходы, сохи, бороны, топоры, лопаты, ухваты, цапли, ковали лошадей, паяли и лудили кастрюли, самовары, ремонтировали плуги, сенокосилки, конские молотилки. С развитием техники начали ремонтировать, а зачастую изготовлять заново детали для сложных молотилок, тракторов, автомобилей. Дед Пётр Иванович — участник Русско-Японской войны в 1904-1905 гг. Служил и воевал в легендарном Порт Артуре в составе крепостной артиллерии в качестве наводчика. В 1914 году был призван на фронт I-ой империалистической войны России с Кайзеровской Германией, где пробыл до Октябрьской революции. С распадом царской армии пришёл в 1917 году домой. Дядя Павел после Великой Отечественной войны I941-45 гг. пришёл с фронта с тяжёлыми ранениями, вскоре умер в г. Запорожье, оставив два сына, дочь, жену. Второй дядя, Фёдор, исключительно даровитый и смышлёный, энергичный, решительный, дружелюбный, большой мастер кузнечного дела, был среднего роста, крепкого атлетического телосложения, сильным. Был всегда заводилой среди своих сверстников и мастак на разного рода выдумки и игрища. После похорон отца Петра Ивановича в 1933 году завербовался в Москву на строительство метро, проработал до 1935 года и в том же году уехал на строительство города Комсомольска-на-Амуре. В Комсомольске строил завод Амурсталь по профилю установки и монтажа паровых котлов высокого давления. Работал успешно, был стахановцем производства. Борясь за досрочное выполнение производственного задания, пуска самого основного котла, со своей бригадой монтажников решили поработать в выходной день. Но этот день для него стал роковым — при подъёме большого груза грузоподъёмное средство (трос) не выдержал, груз оборвался и смертельно травмировал дядю. В больнице он прожил всего сорок минут и скончался. Врачебное заключение гласило: «Организм был сильный, сердце лошадиное. Погиб на трудовом посту стахановцем». Все документы о гибели и смерти были присланы его матери, моей бабушке Соповой Евдокии.
Мать моя, Сопова Анна Петровна, была самой старшей дочерью в семье, всего детей было шесть: кроме двух братьев, сёстры Варвара, Дарья, Мотя — все ныне здравствующие. Матери приходилось за всеми ухаживать, но тем не менее она хорошо освоила искусство швеи любого платья, одежды и всего женского и мужского, чем в занимается по сей день. В Леженьках была сельско-приходская школа, которую мать в 1913 году окончила с похвальным листом. Дальше ей учиться не пришлось, началась 1-я империалистическая война. Деда взяли на фронт, и все тяготы крестьянской жизни легли на плечи старших детей: пахать, сеять, косить, вязать, полоть, молоть, ходить за домашней птицей, скотиной и ухаживать за младшими сёстрами и братьями. Она хорошо и много читала и читает до сих пор, а в период войны читала селянам и писала письма на фронт.
(Продолжение в следующем номере)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  1. Анастасия

    28.11.2020

    В песне «Россия» звучат такие строчки: «Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я тщетно силился понять, как ты смогла себя отдать на растерзание вандалам?!»

Читайте так же