Портал “Действуем вместе”. Сообщите о проблеме!

«Мои рядовые «Бессмертного полка»

8 мая

100

0

Сегодня о героях давно минувших дней Великой Отечественной войны наши дети, внуки и правнуки, да и мы тоже узнаём от их родственников, свято хранящих память о своих отцах и дедах. Накануне Дня Победы я встретилась с Александром, кстати, моим коллегой, тоже журналистом, сыном Любови Михайловны и Николая Васильевича Самойловых из села Рождественка, которые имели полное право называть «праздник со слезами на глазах» своим. Глава семьи сражался с фашистами на фронте, а его будущая супруга трудилась в тылу. В 2013 году они один за другим тихо ушли из жизни.
— Александр, родители много рассказывали о лихом военном времени?
— Говорить о войне отец не любил. Правда, в День Победы, когда он был особенно взволнован, удавалось узнавать от него кое-какие подробности.
В Красную армию отца призвали в апреле 1943 года. Боевое крещение получил под Ленинградом, потом воевал в Молдавии. В Румынии ему перебило осколком ногу. Подлечился — и опять на передовую…
А в начале 1943 года через его родную Рождественку проходила линия фронта. Немцы выселили всех жителей в Бунино (Солнцевский район). Полгода спустя, после освобождения села советскими войсками, семья вернулась домой. А враги сожгли родную хату. На её месте — одни головешки. Натаскали брёвен из блиндажей и соорудили землянку. Родители и трое младших братьев прожили в ней почти 8 лет, пока отец не вернулся из армии и не построил новую хату.
— Рассказывал ли отец о случаях, когда мог погибнуть?
— Запомнилось ему форсирование притока Дуная. Отцу и двум разведчикам приказали оборудовать на другом берегу наблюдательный пункт. Поплыли ночью на байдарке. На стремнине утлое судно как закрутило! Чуть не утонули. К счастью, его друг, тоже курянин Дмитрий Боровлев сумел выровнять лодку. Переправившись, наладили связь, тут-то немцы их и заметили. Сутки поливали миномётным огнём. Солдаты зарылись в землю, тем и спаслись, пока помощь подоспела.
Мог навечно остаться и в чехословацкой земле. В апреле 1945 года их батарея, состоявшая из четырёх 76- миллиметровых пушек стояла на боевой позиции. Вдруг с фланга вынырнули «Пантеры». Наши успели развернуть орудия и начали лупить по фрицам прямой наводкой. Пару танков подбили, а остальные скрылись в балке. Много боевых товарищей отца в том бою сложили головы. А он жив остался. Говорил, что Бог его хранил. Листок с молитвой «Живые помощи» ему мама дала перед уходом на войну. Пока служил, всё время носил его в кармане гимнастёрки.
— Какая из боевых наград была ему наиболее дорога, наверное, вот эта медаль «За отвагу»?
— Медаль «За отвагу» очень уважаема в солдатской среде. Отец награждён ею за участие в боевых операциях в Австрии и Венгрии. Также имеются боевые награды «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Уже в мирное время он был награждён многими юбилейными медалями, Орденом Отечественной войны 2-й степени. Но самой дорогой для отца была медаль «За взятие Будапешта». И вот почему. Немцы отчаянно не хотели отдавать столицу Венгрии. Приходилось с боями отбивать каждую улицу, каждый дом. Один дом батарея отца практически сровняла с землёй, а оттуда продолжали бить снайперы. Позднее выяснилось, что под домом проходил подземный ход, в котором фашисты прятались от обстрела. Потом вылезали и поражали наших солдат. В конце концов, наши уничтожили этих гадов!
Кстати, отец очень хорошо пел. Коронной его песней на всех застольях была «Враги сожгли родную хату». Затаив дыхание, односельчане слушали, как батя трогательно вытягивал: «И на груди его светилась медаль за город Будапешт»!
— Сколько Николай Васильевич прослужил?
— Семь лет! В Рождественку он вернулся в марте 1950 года. Тогда первым делом демобилизовали солдат, призванных с первых дней войны, а тем, кто попал на фронт в 43-ем году, как отец, пришлось ещё послужить.
— День капитуляции гитлеровской Германии помнил?
— Рассказывал, как поздним вечером 2 мая 1945 года со всех сторон поднялась стрельба. Стояли они тогда в Чехословакии. Думали, немцы прорвались. Но прибежал комбат и прокричал: «Ребята, война закончилась!» Начали все обниматься, палить в воздух из автоматов. Слава Богу, дожили до победы!
А через пару дней командир их 180 стрелкового полка построил подчинённых и сообщил: «Товарищи, война хоть и завершена, но перед нами стоит задача: подавить в Праге сопротивление эсэсовского танкового корпуса». Расстроились все. Кому хочется после войны погибать?! Но когда их часть подошла к Праге, вражеская группировка сдалась.
— А как же Любовь Михайловна? Когда она впервые увидела немцев?
— Немцы вошли в мамину родную Дмитриевку 7 ноября 1941 года. С этого времени и до окончательного освобождения бои почти не прекращались. Деревня много раз переходила из рук в руки. Односельчан очень много погибло, кто от шальной пули, кто от разрыва мин и снарядов. Летом 42-го года мама ушла на территорию, занятую советскими войсками. В Старом Осколе училась на курсах шофёров. Когда к городу подошли немцы, автошколу эвакуировали в Воронеж. Оттуда её мобилизовали в Томск, на военный завод, делавший моторы для самолётов. Работала комплектовщицей. Смены длились по 12 часов. На сутки выдавали по карточке 800 граммов хлеба. Кроме ежедневной хлебной нормы, на месяц полагался сухой паёк: 1,5 кг сахара, 2,2 — рыбы, 500 гр сливочного масла. На зарплату 600 рублей в месяц можно было купить 2 буханки хлеба.
Однажды, в самом начале месяца, у мамы украли продуктовые карточки. От голодной смерти её спасла подруга Маруся Ковалёва из Воронежской области, делившая пайку на двоих. Девушки сильно исхудали за три недели, но выжили. Подозревали в краже одну девчонку, но не пойман — не вор. После того случая они стали зашивать карточки в бельё.
Казалось, конца войне не было видно. Когда в 43 году вышел указ Калинина, разрешавший учиться без отрыва от производства, мама поступила в педагогический институт на историко-филологический факультет. После окончания войны, в сентябре 1945 года, она перевелась в Курский пединститут и уехала из Сибири домой. О времени, проведённом в эвакуации, ей напоминала медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
— Где познакомились родители?
— В Рождественке, где мама преподавала в восьмилетней школе русский язык и литературу. В конце 1950 года родители поженились. Отец трудился в колхозе.

Мои родители прожили долгую жизнь: мама — 88, отец — 89 лет. Только в браке у них набралось 62 с лишним года — бриллиантовая свадьба (60 лет) отдыхает!
Родителям я обязан всем. Когда мне было 3 года, отец выстругал из досок лыжи. К 6 годам я съезжал с любой горки в Рождественке. Детские забавы переросли в профессию — большую часть жизни я трудился в области спорта.
— Что для родителей значил День Победы?
— Для них это был главный праздник! Пока они были живы, их всегда приглашали в школу на возложение, патриотические мероприятия. Отец, кстати, оставался единственным ветераном войны в селе последние восемь лет своей жизни, другие ушли намного раньше.
К 9 Мая родители начинали готовиться за два дня. Доставали лучшую одежду, наглаживали. Отец начищал награды. Когда папы и мамы не стало, появилась замечательная патриотическая акция «Бессмертный полк». До проклятой пандемии я тоже всегда ходил к памятнику в Рождественке с их фотографиями. В этом году 9 мая больших торжеств тоже не будет из-за мер безопасности. Но в День Победы я открою альбом с фотографиями родителей, достану их боевые награды, натру до блеска. Вспомню золотое время, когда они ещё были живы. Фотографии, награды и память — это всё, что у меня осталось от моих дорогих и любимых родителей — рядовых «Бессмертного полка»!

Лариса Николаева
Фото из архива Александра Самойлова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же