Портал “Действуем вместе”. Сообщите о проблеме!

ПОГИБ В БОЯХ ЗА ГОРОД ТИМ

8 мая

105

0

Есть в посёлке Тим Курской области мемориальный парк. Когда-то мы называли его Молодым парком в противовес более древнему Старому парку с вековыми остролистными клёнами и красивым прудом. К 75-летию Победы благодаря стараниям руководства района и посёлка памятники и захоронения в мемориальном парке были реконструированы и облагорожены, а сам парк получил имя «Парк Героев». Здесь находятся братские могилы: две с воинскими захоронениями, одна — казнённых граждан-активистов и могила Героя Советского Союза Николая Черных, нашего земляка. В 2015 году была открыта ещё и Аллея Героев, представляющая ряд стел с портретами тимчан — Героев Советского Союза.
НЕУДАВШИЙСЯ ПОИСК
На высоком пирамидальном памятнике с алой звездой, что находится в Парке Героев (напротив главного фасада школы) увековечены имена и фамилии воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. Рядом с памятником — четыре братские могилы. Обрамляла эту территорию, сколько себя помню, металлическая кованая решётка по кирпичным столбикам. В прошлом году здесь выполнили новое мощение тротуарной плиткой, а ограду заменили на новую, за что выражаю благодарность главам района Александру Булгакову и посёлка Алексею Куракулову.
Первым в списке погибших значится лейтенант КОЗЛОВ Семён Иванович. Примерно лет тринадцать назад я решил разыскать родственников этого офицера. В интернете удалось найти сканированную копию «Извещения» о гибели лейтенанта Козлова, уроженца деревни Алферицино Сусанинского района Ярославской области. Я тут же направил запрос, но ответа не получил… И вот в один прекрасный день, проходя мимо школы, взглянул на высокий памятник и обомлел. Под привычными мне мемориальными табличками с именами павших неожиданно увидел фотографию, выполненную на стальном листе, покрытом белой эмалью. На снимке — семь воинов Красной армии. Форма ещё без погон, четверо бойцов стоят в рост, трое полулежат чуть впереди. По портупее одного юноши в пилотке понял, что это офицер. Многие бойцы, запечатлённые рядом с ним, более взрослые. На фото имеется текст: «Вечная память лейтенанту Козлову С. И., его товарищам, погибшим за Родину! Сын, внуки, правнуки. 2010 г.»
Обрадовавшись этому снимку, предпринял попытки узнать хоть что-либо о родных офицера. Но ни в школе, ни в военкомате, ни в администрации района ничего не знали о приезжавших родственниках. Я был в шоке — в Тиме побывали потомки погибшего офицера, но никто адрес или номер телефона у приезжих не догадался спросить.
ПРОБЛЕСК НАДЕЖДЫ
Многие годы мне приходится вести поисковые исследования в одиночку, зачастую сразу по нескольким направлениям, поэтому дальнейшую работу по лейтенанту Козлову пришлось «свернуть». Однако мысль о нём не давала покоя. Не знаю, как чувствуют себя у братских могил другие люди, читая бесконечные выгравированные строки имён и фамилий, но мне бывает больно от мыслей, что мы почти ничего не знаем о людях, захороненных в братских могилах на территории нашего и других районов.
И вот в этом году я снова инициировал прерванный поиск. Через интернет установил, что деревня Алферицино ныне относится совсем к другой области — Костромской, и к одноимённому Костромскому району. Уже имея горький опыт в поиске родственников моряков-курян, погибших в 1944 году в Карском море в конвое БД-5 (из 13 моряков нашёл фото лишь одного краснофлотца!), и не надеялся, что в Костромском районе смогут мне помочь найти потомков Семёна Козлова. Но я ошибся. Буквально на следующий день мне пришло электронное письмо из Кузнецовского сельсовета, что сын погибшего офицера Владимир Семёнович здравствует и живёт, оказывается, в селе Кузнецово. Здесь я должен отметить доброжелательность и внимание, с которым отнеслись к моим просьбам сотрудники сельсовета. Они встретились с Владимиром Семёновичем, рассказали о моём поиске. По моей просьбе сканировали фотокарточку Семёна Козлова и фото его родных, сообщили мне, что сын офицера ждёт от меня письмо. В результате нашей переписки я узнал много интересного о семье Козловых.

ВСПОМИНАЕТ СЫН ОФИЦЕРА
«Уважаемый Вячеслав Степанович! Спасибо Вам за Ваши хлопоты и беспокойство в поиске мест захоронений и имён воинов, погибших в Тимском районе Курской области, в том числе и моего отца Козлова Семёна Ивановича. Мой отец родился в деревне Алферицино Сусанинского района (сейчас Костромского) в семье крестьян. Его отец Иван Григорьевич 1890 года рождения, мать Козлова Екатерина Васильевна 1888 года рождения. Отец Семёна был в рядах Красной армии в 1918–1920-х годах, попал в плен к полякам, но бежал и пришёл на родину домой пешком (где-то в 1920 году). В войне 1941–1945 гг. не участвовал в связи с инвалидностью и в 1944 году скончался. Похоронен на кладбище, где хоронили в то время всех умерших этого сельсовета. Мать Семёна Екатерина Васильевна работала в колхозе, похоронена в 1965 году в Кузнецове.
У Ивана Григорьевича и Екатерины Васильевны родились дети: старшая дочь Анастасия (1911 г. р.) — работала на льнозаводе рядом с Алферицином, умерла и похоронена в с. Кузнецово в 2003 году, детей нет. Сын Семён родился в 1918 году. Младшая дочь Мария родилась в 1922 году, похоронена в 2015 году в Кузнецово. Младший сын Алексей в 1938 году призван в ряды Красной армии, в 1941 году должен был отслужить и вернуться домой, но — война! В августе 1941 года семья получила извещение (служил он в городе Гродно на границе): «Считать Вашего сына без вести пропавшим». И только потом, в 1975‑78 годах после моего запроса в наш областной военкомат, сообщили: «Козлов Алексей Иванович погиб в боях за город Гродно и похоронен 17 июля 1941 года в братской могиле в г. Гродно».
Об учёбе. Старшая сестра Настя закончила 4 класса Кузнецовской семилетней школы, мой отец Семён, его брат Алексей и сестра Мария закончили семь классов этой же школы.
Семён после школы поступил работать слесарем на Кузнецовский льнозавод, одновременно (в перерывах) вёл пропагандистскую работу, много читал, познакомился с моей будущей матерью. Дальше  служба в армии — рядовой, затем сержант. Война с Финляндией, где получил ранение в правую руку, госпиталь (письма писал левой рукой). После выздоровления был направлен на офицерские курсы. Окончив их и получив звание младшего лейтенанта, был демобилизован и в начале 1940-го года вернулся домой. Сыграли свадьбу с моей будущей матерью.
Всё было хорошо, работали оба на льнозаводе, но в 1941 году началась война. Его сразу вызвали в военкомат, 10‑15 дней занимался оформлением призывников, затем направили на фронт. Куда и где служит — писать нельзя, лишь — воинская часть и её номер. Только потом я узнал из ответа Главного Управления кадров, что Козлов С. И., командир пулемётного взвода, лейтенант ВДК (воздушно-десантного корпуса — В.Ж.) погиб 20 ноября 1941 года.
Моя мать Козлова Валентина Ивановна, не окончившая ни одного класса, написала письмо на номер воинской части — командиру — и он ответил. Он (командир полка) не сообщил, где идут бои, но подробно описал подвиг лейтенанта Козлова. Мать это письмо получила и хранила его в полевой офицерской сумке, которую он принёс с Финской войны. Когда ей стало тяжело жить в доме, где он родился, где родился я, она попробовала получить паспорт (это было в 1948 году).
В сельской местности крестьянам в то время паспортов не давали, и ей выдать паспорт в паспортном бюро отказали. Мать взяла письмо командира воинской части и пошла в районный военкомат. Военком, прочитав письмо, позвонил в паспортное бюро и приказал немедленно выдать паспорт. И выдали. Получив паспорт, приехала со мной в Кострому, устроилась работать на фабрике. Поселили нас в комнатушку общежития, где уже жили три женщины. Уходя на работу, оставляла меня одного в этой комнате. Выдержать долго этого не могла, вернулась снова в Алферицино, а осенью я пошёл в 1-й класс Кузнецовской школы.
Замуж она, конечно, больше не вышла, как она говорила корреспонденту, любила только своего мужа и не думала о другом.
Вячеслав Степанович, ещё раз благодарим Вас за всё то, что Вы делаете, за память о погибших и лично о моём отце. Мы очень Вам благодарны — я, моя жена Галина, сын Сергей, дочь Ольга и внук Артём».

НЕОБХОДИМЫЕ КОММЕНТАРИИ
Как могут догадаться уважаемые читатели, меня очень заинтересовало письмо командира воинской части (о котором идёт речь выше). Пусть без привязки к названию населённого пункта, это письмо представляло для меня большую ценность, так как лейтенант Козлов погиб в боях за мой родной посёлок, который в годы войны именовался в сводках Совинформбюро — город Тим. Я сделал запрос в Кузнецовский сельсовет, просил выяснить судьбу этого письма, но оказалось, что Владимир Семёнович попал в больницу. Рискнул побеспокоить его своим звонком. И вот что выяснилось: погиб Семён Козлов героически. Когда были ранены и убиты бойцы его взвода, он сам лёг за пулемёт и уничтожал гитлеровцев, пока не был смертельно ранен…
Данное письмо, пусть даже его фотокопия, было бы ценным экспонатом для Тимского краеведческого музея. Оказывается, что в музее хранится фотокарточка лейтенанта Козлова, электронную копию которой директор музея Владимир Куракулов мне любезно прислал. Но качество данной фотокарточки не очень подходит для публикации в газете, почему я и стремился получить чёткий фотопортрет офицера. И его мне прислали из Кузнецовского сельсовета.
К сожалению, в доме, где жила вдова Семёна Козлова, случился пожар и бережно хранимое письмо — память о подвиге лейтенанта Козлова — сгорело. Я попытался частично восполнить эту утрату. Дело в том, что командир 5-й воздушно-десантной бригады, в то время уже Герой Советского Союза полковник Александр Ильич Родимцев своим боевым товарищам после войны посвятил несколько книг. Я читал когда-то и «Машеньку из Мышеловки», и «Твои, Отечество, сыны». В них уже дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Родимцев, участник знаменитой битвы за город Сталинград, обязательно вспоминает и о боях за небольшой город Тим. Поэтому я позвонил библиографу Тимской районной библиотеки Зинаиде Леоновой, попросил просмотреть в упомянутых мной книгах страницы, где речь идёт о Тиме — нет ли там сведений о Семёне Козлове. Она просмотрела обе книги и ответила, что ничего не нашла.
Так как в 5-й воздушно-десантной бригаде (ВДБР) было четыре батальона, а Владимир Семёнович помнит, что письмо написал полковник (фамилию он забыл), то не думаю, чтобы батальонами командовали полковники. Могли командовать капитаны и майоры. То есть, моя версия — автором данного письма мог быть полковник Александр Ильич Родимцев! При этом, правда, делаю поправку на то, что в день гибели Семёна Козлова, 20 ноября 1941 года, управление 5-й ВДБР было развёрнуто в управление 87-й стрелковой дивизии, созданной из войск 3-го воздушно-десантного корпуса, которую возглавил Родимцев. Сама же 5-я ВДБР была преобразована в 16-й стрелковый полк 87-й стрелковой дивизии. Понимаю, что запрос от вдовы офицера Козлова пришёл уже позже, может быть, в конце сорок первого года, но были ли в новой сформированной 87-й дивизии ещё другие полковники, мне не известно. Поэтому мне хочется верить, что письмо убитой горем вдове офицера подготовил сам Александр Ильич Родимцев. Всякий, кто читал его книги, поймёт, что он ценил и уважал своих подчинённых! И это делает ему большую честь!
P. S. На фотоснимке, который я получил из села Кузнецово, Семён Козлов запечатлён, видимо, ещё рядовым, очевидно, фото периода Советско-финской войны (на петлицах нет двух лейтенантских «кубарей»).
Выражаю сердечную благодарность Владимиру Семёновичу Козлову и администрации Кузнецовского сельсовета, в том числе лично Елене Евгеньевне Мустафаевой за большое внимание, проявленное к моему поиску!

Вячеслав ЖИДКИХ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же