Избирком Курской области

ПОДВИГ КУРСКОГО ОРЛЁНКА

19 июня

133

0

В детстве мне повезло посмотреть художественный фильм, который, кажется, так и назывался «Орлёнок». Должен признаться, что в дни своей молодости я не знал, что и у нас в Курске на Мемориале памяти павших воинов похоронен 11-летний герой, причём в одной могиле с отцом. Об этом мальчике знают многие и нынешние, и бывшие школьники Курска, которые несли почётную вахту на Посту №1 у Вечного огня. А я закончил школу в посёлке Тим Курской области, затем учился в Москве, поэтому и не знал о нём подробно, хотя кое-что слышал. На Мемориале же я бывал ежегодно и в День Победы, и на День ВМФ, а после взрыва подводного крейсера «Курск» — обязательно ещё и 12 августа и на День подводника, ведь теперь рядом с Вечным огнём покоятся и двенадцать моряков с подводного крейсера «Курск». Оказывается, от Вечного огня до могилки юного Орлёнка и его отца рукой подать, всего-то метров 60 будет.
Стасик Меркулов родился 2 мая 1930 года в городе Белёве Тульской области. Свои первые шаги совершал он на знаменитой земле. Знаменитой прежде всего удивительными мастерами оружейного дела. С юных лет, читая книги о русском и советском оружии, усвоил я известные фамилии: Мосин, Дегтярёв, Токарев, Макаров, Стечкин. Это фамилии прекрасных, талантливейших русских конструкторов оружия. Причём оружия простого в изготовлении, а потому весьма недорогого, но очень надёжного в бою.

Лично я преклоняюсь перед тульской землёй ещё и потому, что она дала миру морского офицера Всеволода Фёдоровича Руднева, командира легендарного крейсера «Варяг». Мне повезло в середине 1980-х годов любоваться в Туле памятником этому великому сыну России, а также побывать в музее-усадьбе Ясная Поляна на могиле писателя Льва Николаевича Толстого.
О многих достойнейших людях тульской земли можно рассказать, однако продолжу своё грустное повествование, быть может, о менее известных, но не менее героических уроженцах Тульской области. Когда Стасику было пять лет, семья Меркуловых переехала в Курск (на родину мамы). Мальчик ещё до школы выучился читать, учёба давалась ему очень легко. Он успевал не только много читать, но и посещал Дворец пионеров. Любимыми песнями были «Орлёнок» и «Партизан Железняк». В семье Стасика часто называли ещё и Славиком. Это имя и прижилось. Я же буду называть юного героя так, как выбито на памятнике. Вместе со старшей сестрой Валей присматривал Стасик и за младшими братиком и сестрой. Не ошибусь, если скажу, что из этого ребёнка получился бы отличный учитель, врач или инженер, а может быть и талантливый учёный. Но всему этому помешала война. Когда в Европе запахло порохом, отец Стасика Филипп Григорьевич, понимая, что войны не избежать, (то ли в шутку, а может быть, и всерьёз) говорил сынишке, что, если начнётся война, воевать они пойдут вместе.
Война, к сожалению, началась, и довольно скоро. Филипп Григорьевич, опытный пулемётчик (воевал ещё в гражданскую войну) постоянно ходил в военкомат, просился добровольцем на фронт. Но он отвечал за заготовку сена, фуража и других кормов (чрезвычайно необходимых для нужд кавалерии), поэтому всё время ему отказывали. Когда фронт докатился уже и до курской земли, Филиппу Григорьевичу удалось вступить в батальон народного ополчения. Первые бои ополченцы приняли на рубеже Фатежа, но вынуждены были отступить. Батальон стал окапываться на северо-восточной окраине Курска, на территории старого кирпичного завода (в районе улицы Хуторской), над кручей правого высокого берега Тускари. Филипп Григорьевич ненадолго забежал домой. Жена и Стасик помогали ему наполнять бутылки зажигательной смесью. И когда сын стал просить его взять с собой, отец согласился. Я не имею права осуждать отца Стасика за это решение, тем более, что у него была уверенность (или надежда), что «в случае чего» они уйдут в партизаны.
Несмотря на юный возраст и небольшой рост, Стасик был хорошим помощником. Юркий и шустрый, он бегом (а где и ползком) подносил патроны и бегал в штаб с боевыми донесениями. Ополченцы Ленинского района надеялись на поддержку армейских частей, но и армейские части были обескровлены. А враг наседал. Он стремительно шёл к городу по шоссе, имея задачу форсировать Тускарь и отрезать вокзал, с которого производилась эвакуация и заводского оборудования, и населения. Нечего и говорить, что каждый выигранный день, даже час, очень многое значил.
Ополченцы были зажаты на узком пятачке у Тускари. Когда погиб командир батальона, отец Стасика принял командование на себя. Немцы уже почти отрезали горстку смельчаков от реки, и Меркулов-старший понял: ещё немного времени и их полностью окружат. Поэтому приказал всем бойцам уходить за реку, а сам остался за пулемётом, прикрывая бойцов. Не одну цепь завоевателей уложил он, прижал к раскисшей от дождей земле. И сынишку тоже отправил в штаб батальона, — понимал, что назад Стасик уже не успеет, — немцы ведь совсем рядом. Переправляясь через Тускарь, бойцы слышали непрерывные очереди пулемёта. Ополченцы Ануфриев, Тиль, Прохоров (уже раненные) сопровождали мальчика. Вдруг пулемёт умолк. Стасик закричал: «Папа!» и во весь рост, не прячась, помчался к пулемётной ячейке отца. Прикрывавшие его взрослые бойцы бросились вдогонку, но на берегу уже появились фашисты и стали бить по реке из автоматов… Стасика тоже срезала очередь, пули попали в ноги, а одна в живот. Ребёнок потерял сознание. Это его и спасло, правда, ненадолго. По участку обороны ополченцев ходили немецкие солдаты и пристреливали раненых…
А утром пожилые супруги из близлежащего дома пошли за водой и услышали из воронки стон. Это был Стасик. Очнувшись, он кое-как дополз до убитого отца и, прижавшись к нему, провёл так холодную ноябрьскую ночь. Выбраться наверх он уже не имел сил. Старики не смогли отнести Стасика к себе домой, у них уже стояли немцы, но они перенесли мальчика в бытовку кирпичного завода и уложили на пол, заботливо подстелив сена. В бытовке были выбиты стёкла, можно себе представить, как было холодно и больно Стасику. Он попросил дедушку позвать маму, сказав, что на Хуторской улице живёт знакомый мальчик, пусть он сбегает к маме на улицу Садовую. Но приятель смог сообщить только на следующее утро. Когда мать и тётя (окольными путями) прибежали в бытовку, то увидели страшную картину. Пол и сено были забрызганы кровью, а на теле сына, кроме входных отверстий от пуль были и глубокие рваные раны. Носители «нового мирового порядка» или пытали, или же добивали ребёнка, выбрав орудием убийства винтовочные штык-ножи. Стасик умер в ночь на 3-е ноября 1941 года.
На следующий день мать с сестрой и дочерью, а также дедушка, который нашёл Стасика, хоронили героев. Дедушка предусмотрительно снял в бытовке дверь, на неё уложили юного патриота. Скорбная процессия молча прошла к воронке, в которой лежал Филипп Григорьевич. Стасика положили рядом с отцом, а сверху над ямой дедушка аккуратно разместил полотно двери (как крышу), после чего могилу засыпали глиной, землёй и щебнем…
Эта дверь от бытовки помогла Ольге Ивановне через девять лет найти могилу мужа и сына, когда решили перезахоронить их останки на Никитском кладбище. Она запомнила место захоронения, а щуп натолкнулся на полусгнившую дверь.

В 1950 году 6 июня по просьбе старшей сестры Стасика Валентины Филипповны Гундобиной Стасика и Филиппа Григорьевича Меркуловых перезахоронили на офицерском (Никитском) кладбище города. Номер их могилы — 197. В 1983 году, после реконструкции этого кладбища состоялось открытие Мемориала Памяти павших в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. А несколько позже здесь же, на территории Мемориала, был развёрнут Детско-юношеский центр имени Николая Григорьевича Преснякова с Постом №1, почётным часовым которого уже не один год является Стасик Меркулов.
P. S. Мне неоднократно приходилось встречаться с младшей сестрой Стасика Эльмирой Филипповной Кушенко, а также видеть, как на мемориал в День Победы приходят ученики школ (в том числе школы №6, в которой учился Стасик). Видеть это весьма волнительно и трогательно… На 70-летие обороны Курска 2-го ноября 2011 года на мемориале у здания Поста №1 в торжественной обстановке был открыт памятный знак «Курским народным ополченцам и бойцам истребительных батальонов». Среди восьми десятков имён значатся и славные имена сына и отца Меркуловых. Радует меня и то, что Курское городское собрание ещё в 2013 году решило присвоить одной из улиц нашего Курска название «улица Меркуловых».

Вячеслав ЖИДКИХ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же