Избирком Курской области

Листая старую тетрадь

4 июля

134

0

(Продолжение. Начало в №47 2020 г.)
Жилые домишки все деревянные, лёгкой постройки — доски, тростник, иногда мелкий бамбук, 10-миллиметровая прессованная плита из опилок или картона. Крыша — финская стружка. Когда горит, не остаётся даже ни одной головешки, за 20-30 минут дома как не бывало. В период тайфуна такой дом ходит туда-сюда, как на волнах, но благодаря особой связи корпуса выдерживает, не разваливается.
НА РУССКИЙ ЛАД
Летом 1946 года мы начали устраиваться на русский лад. Я сложил кирпичную плиту, настлал дощатый пол, утеплил стены, вырыл на кухне погреб, заготовил дров, угля. Зиму 1947 года встретили уже во всеоружии. Потом привыкли и к зиме, и к снегопадам, и к тайфунам. Между прочим, климат Южного Сахалина понравился: летом жара доходит до 30-35 градусов, зимой — 10-15 градусов мороза. Зима мягкая, но очень снежная. Обзавелись огородами, выращивали капусту, огурцы, помидоры, картошку, лук.
До этого мы питались исключительно консервантом: тушёнки разные, сушёные лук, чеснок, картошка, морковка, молоко, яйца, хлеб-вата. Единственное, что было свежее — рыба: кета, горбуша, навага, камбала, крабы и другая морская живность.
Со временем в батальоне организовали подсобное хозяйство. Завели коров, свиней — всё на общий котёл, дела пошли намного лучше. Нина, например, вырастила четырёх кабанов пудов по 7-8, резали всегда к Новому году, так что всю зиму на столе были свежее мясо, картошка, капуста.
В период консерванта варили борщ из черемши. Это чудодейственное растение полезно от цинги. Едут в тайгу человек 10-15, нарывают кузов машины черемши и — на склад, дня на три-четыре хватает, потом снова в тайгу. Борщ из неё вкусный, но очень тухлый вкус во рту. Всем солдатам давали ежедневно по 100 грамм водки (разведённый спирт), офицеры получали на дом с пайком 1260 граммов.
Южный Сахалин — богатейший край. Я до сих пор не могу вразумить, почему его в прошлом так боялись. Каторжане, цинга, голод. На острове произрастает всё, вплоть до яблок, да ещё каких! Почва горная, каменистая, но урожай при хорошем удобрении даёт отменный. Здесь субтропики. В тайге трава — 3 метра, а какая капуста! Картошка — до 800 гр. штука, помидоры — прелесть! У японцев бахчевые культуры возделываются очень заботливо. С наступлением весны они поедают все дикоросы, много сеют щавеля, репы, турнепса, брюквы, капусты, картошки, ячменя и пр.
Здесь богатейшие лесные запасы каменного угля. Одной сельди можно добыть четверть всего мирового улова. Бумажные комбинаты давали в 1946-47 годах до 30% союзной добычи бумаги. Красная рыба — кета, горбуша, краснопёрка. Большой промысел нерпы, во всех японских кабаках — котлеты из нерпы, тюленя, моржа. Запах за 100 метров. Когда мы выпивали, нам японка частенько готовила мясо нерпы. Хорошая закуска, только припахивает рыбой. Да здесь почти всё пахнет рыбой. Она висит возле каждого японского дома: сушится, вялится, обсыхает, коптится. В приготовлении рыбных продуктов самураи большие специалисты. Бывало японка наставит нам закуски: балык — жир течёт, теша, кетовые брюшки, свежая икра, слабого маринада селёдочка да с зеленью и добавлением уксуса крабы, плюс к этому графин аглицкой виски. Объеденье!
САХАЛИН И САМУРАИ
Саxалин на языке айнов называется Крапто или Крафто. Японцам трудно произносить по две согласные подряд, и они вставляют между согласными гласные буквы. Так возникло японское название Сахалина — Карафуто. Это громадный остров 900 километров длиной. Сюда приходили Хвостов и Давыдов, Крузенштерн и Невельский, здесь были основаны русские посты: Муравьёвский и Корсаковский. Здесь высаживался при поездке на Южный Сахалин Антоша Чехонте. Поручик Корсаков с командой 40 человек основал этот пост. В честь него назвали пост, а затем здесь образовался порт Корсаков. Сейчас это морские ворота острова. Захватив в 1905 году Южный Сахалин, японцы дали своё название, но в 1945 году острова были возвращены, и Отомари стал Корсаковым, Маока — Холмском, Тойохара — Южно-Сахалинском. Многие места названы именем их освободителей в 1945 году — Победино, Гастелло, Героев Советского Союза Леонида Смирных, Антона Баюклы и др.
Японцы хищнически грабили богатства Южного Сахалина, всё вывозили в митрополию. Вырубали тайгу, вырабатывали лучшие угольные пласты. Они заполнили побережье рыбалками, засольными сараями, туковарнями и рыбоконсервными заводами. В туковарнях варили туки из рыбы. Сотни тысяч тонн первосортной сельди, лосося после варки и сушки перемалывались на удобрения для полей. Когда мы начали сажать огороды, всегда удобряли этими туками. Урожай отменный, особенно картофель, капуста.
Но не только грабежом природных сокровищ занимались на Южном Сахалине японские самураи. Юг Сахалина был для них плацдармом для захвата Северного Сахалина, Приморья, Колымы, Камчатки. Здесь старательно сооружались железные и автомобильные дороги, аэродромы и укреплённые рубежи. Сюда посылались обученные военному делу резервисты с семьями, которые могли в первый день войны стать в строй, каждый рыбацкий посёлок мог превратиться во взвод или роту солдат.
АЙНЫ
Коренные жители Сахалина — аборигены-айны, люди большого крепкого телосложения, с длинными волосами. Японцы оттеснили их в тайгу, в горы, ненавидели их.
Первоначально японское население нас очень боялось, прятались при встрече. Но уж если встретился, то становится во фрунт и стоит полусогнувшись, пока не пройдёшь. Нас всех они звали «барсука», что значит большевик. Верили, что барсука имеет рога, которыми закалывает, особенно маленьких. Но когда большинство наших офицеров поселилось у японцев на квартирах, они поняли всю ложь пропаганды наместника бога на земле Микадо, сиречь здравствующего императора Японии Хирохито. Привыкли, начали дружить, вместе жить. Конечно, были среди населения и фашиствующие элементы, ненавидящие нас, но что они могли поделать? Хотя кое-что и старались.
Иду я по центру города, вижу, что возле японского фашистского храма толпа. Подхожу, толпа расступается, а в середине двое японцев лупят, как сидорову козу, корейца. Увидев меня, приостановились. Я начал разбираться, оказывается: на храме висит фашистская свастика, кореец увидел и стал возмущаться, самураи услышали и давай его дубасить. Ясно, фашисты, я их арестовал и направил в разведотдел к уполномоченному «СМЕРШ».
После караульного помещения я занял отдельный особняк убежавшего купца из трёх комнат. Кухня была четвёртая, но она разбита бомбой нашей авиации, это первый этаж. Здесь я жил с Ниной, наверху — две комнатки, там жили мои два автоматчика, которые несли охрану. Было удобно. Печки-голландки, обитые цинковым железом, тепло, чисто, вокруг дома берёзы, рябина, акация, новый забор.
НАПАДЕНИЕ!

В одну из ночей в 2 часа над кроватью, в которой мы с Ниной спали, прошла автоматная очередь. Я столкнул жену на пол, сам из-под подушки выхватил пистолет и стал пробираться к двери. Вторая очередь — там же. Тут же даётся ответная очередь из ППШ и вбегает отдыхающий автоматчик. Нападение! Слышим стрельбу нашей винтовки на посту за 100 метров от нас у дома начальника санитарного управления округа генерала-медика. Дом обстреливают, мой автоматчик на посту, меняет позицию, тоже ведёт стрельбу. Нина с сыном лежат на полу за печкой, мы с автоматчиком выскакиваем на двор, подползаем к часовому, он нам показывает, откуда стреляют. Стрельба утихла, выглядываю в калитку, идёт ДОДЖ с группой автоматчиков. Стоп. Начали окружать квартал. Я подошёл к начальнику караула. Стрельба у генерала. Крик часового. Оставляем несколько человек возле моего дома, сами бежим к генералу. Стрельба прекратилась. Подходим к часовому, он ранен в руку. Вышел генерал, забегала генеральша. Прибывшие из караула солдаты прочёсывают квартал. Генерал приказал немедленно отправить в госпиталь раненого и позвонил туда, чтобы сделали всё в лучшем виде. Утром он заезжал в госпиталь, справлялся, операцию сделали, пуля от винтовки «Ариска» засела у раненого между двух костей, ниже локтя правой руки.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же