Избирком Курской области

Листая старую тетрадь

15 августа

66

0

(Продолжение. Начало в №47  2020 г.)

АКУЛА — ТИГРИЦА ПОДВОДНОГО МИРА
Проверяя одну часть, расположенную прямо на берегу моря, мы видели, как рыбаки подтянули к берегу невод. В нём бьются, пляшут и прыгают сотни больших и мелких рыб. Временами вся сеть сильно содрогается, словно в ней ворочается какое-то чудовище. И действительно, среди мелкой рыбёшки вдруг показывается огромное, как бревно, тело. Скошенный круглый рот, страшная зубастая пасть, судорожно хватающая воздух. Вот она, тигрица подводных джунглей, метра три длиной — настоящая живая акула! Народу нашло полный берег, рассматриваем морскую разбойницу. Рыбаки убили её. Рыбу брать не стали, пришли японцы с корзинами и стали наполнять их верхом, наверно, не подошла по кондиции.
Рыбаки смотали свой невод и на двух траулерах ушли на середину залива Анива. Сколько было тонн рыбы, точно не известно, но много, может, тонн 15‑20. Офицеры ездили на рыбалку, но только на реки, озёра, ловили горбушу, кету, а морской рыбой не занимались. На реке ловить очень просто, заходи в воду по колено и руками выбрасывай на берег. Когда рыба идёт на бой, то воды не видать — сплошной рыбный косяк. Она стремится бросить икру в самые верховья речки, сама подыхает и потом с водой плывёт в море. Мёртвую вылавливают и делают рыбью муку на удобрения, скоту. Русские пробовали кормить свиней, но отказались, потому что мясо пахнет рыбой. На Сахалине много дичи. Мы ходили на охоту на уток, в бамбуковых зарослях много рябчиков, белок и другой живности.
ЮЖНЫЙ САХАЛИН ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
В городе прекрасный природный парк с бассейнами, наши построили летний ресторан. В парке стоит крепостная пушка русского гарнизона 1904–1905 годов. Японцы её хранили как трофей. Возле пушки хорошо видны гнёзда, где стояли палатки орудийной прислуги, а вокруг палаток растут яблони.
В 1905 году из Порт-Артура прорвался русский крейсер через японскую блокаду в порт Корсаков. Но там уже находились вражеские военные корабли, а наши моряки не знали, что Южный Сахалин уже занят самураями. Команда крейсера приняла бой. Бились до последнего, когда уже не было сил, команда затопила корабль. Глубина небольшая, над водой виднелись мачты, трубы. И вот японцы сняли трубу, и тоже как трофей поставили в парке возле храма. В 1945 году всё это было возвращено Родине. Когда подходишь к этим памятникам, невольно вспоминаешь русских героев. Здесь много других достопримечательностей, которые говорят о русском присутствии. Сохранились кое-где рубленые домики, даже домик Антона Павловича Чехова.
В городе богатейший краеведческий музей, который самураи не успели увезти на Хоккайдо. В нём показан животный мир, острова, моря, океаны, растительный мир, полезные ископаемые, возделываемые культуры. Сейчас музей наши люди значительно обогатили. Южный Сахалин не узнаешь. Посмотришь иногда по телевизору, какие дома, улицы — преобразованный край нашей Родины. А ведь когда мы пришли, здесь были японские хибары с горшечными трубами, выходящими через окно на улицу, да бумажными перегородками.
ПРИЕЗД НА ОСТРОВ МИКОЯНА
В летнюю жаркую пору самураи подожгли тайгу, которая горела очень долго, были брошены войска, население, но результат невелик, тайга горит, всё заволокло дымом, чадом, дышать трудно. Но обрушился южный тайфун «Надежда», лил несколько дней подряд проливной дождь, и всё утихло. Пожар нанёс большой материальный ущерб: погорело много лесных посёлков, около 8-ми миллионов кубометров деловой заготовленной древесины, а сколько было оторвано людей для тушения! Пожар потушен, поймали несколько диверсантов. По этому случаю на остров прибыл Анастас Иванович Микоян, разбирался с пожаром, ну, и решал другие проблемы хозяйственного значения.
Всей административной властью руководил японский генерал-губернатор. Для контроля к нему был приставлен наш полковник Крюков и другие товарищи из аппарата крайкома Хабаровского края. Губернатор дал банкет в честь Микояна. На банкете Анастас Иванович спросил у губернатора: «Много ли на Южном Сахалине спиртных напитков?» Самурай ответил, что лет на 10 хватит. «Для кого? Для японцев?» — спросил Микоян. «Да, для японского населения. Ну, а для русского — на один год», — был ответ. Так и вышло, скоро начали возить спирт с Большой земли.
Выдвигался вопрос эвакуации японцев в метрополию и замене их на производстве русскими, но по вербовке ехало на остров мало, боялись трудностей. И вот Микоян сказал: «Придёт время, на Сахалин будут проситься, но тогда уже брать сюда не будем. По решению партии и правительства, здесь создадут особые экономические условия!» В будущем всё осуществилось. Сейчас Сахалин — цветущий край!
Японское население начали эвакуировать на остров Хоккайдо, куда люди с большой неохотой ехали, ведь здесь они были обеспечены работой, продовольствием, всем необходимым, а там им американские оккупационные власти кроме подзатыльника ничего не обещали. Ночью они партиями возвращались, а их на корабль — и назад. Всего самураев на Южном Сахалине было 480000. Наши оставляли крупных специалистов, принявших российское подданство, членов компартии. Так, в течение нескольких месяцев была проведена эта кампания. Шла усиленная вербовка на Сахалин. Стали прибывать русские люди, началось обновление исконно русской земли. Мы считались старожилами, первопроходцами.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же