Избирком Курской области

Листая старую тетрадь

3 октября

69

0

(Продолжение. Начало  №47  2020 г.)

СОЛНЕЧНОГОРСК
Солнечногорск — городок районного масштаба, расположен на трассе Москва-Ленинград в 60–70 км от Москвы. Никаких особых достопримечательностей не имеет, лишь только то, что через городок проходил когда-то судоходный канал, называемый Екатерининский, по которому возили строительный камень для Москвы. Сейчас он в запущенном состоянии. Из промышленности есть парашютный, стекольный и кирпичный заводы. По берегу живописного озера располагаются многочисленные дома отдыха и некоторые спецшколы для иностранцев, хорошая водная станция, городской парк.
Секрет меткости
В связи с международным положением наш выпуск решили ускорить, и в сентябре 1951 года начали сдавать государственные экзамены. Все боялись, переживали, напрягались до предела, особенно тревожились за стрельбу из пистолета. Дело в том, что когда стреляешь один, то рука устойчива, а когда сзади сидит государственная комиссия, генералитет и всё внимание обращено на тебя, то рука начинает плясать.
Но наш мастер спорта Минин, опытный жук, накануне вечерком зашёл к нам в расположение и сказал: «Не волнуйтесь, все упражнения выполните, для этого запаситесь по шкалику Московской и за десять минут до стрельбы выпейте». Мы и рады стараться. Подполковник Филиппов прихватил от радости два шкалика, так как он никогда не выполнял это упражнение. Подходит наша очередь идти на огневой рубеж. Выпили, прочистили оружие, вышли на линию огня. Раздаётся команда: «Огонь». Стрельба началась! Отбой! Все пошли осматривать мишени. Результат сногсшибательный! Из 150 человек упражнение выполнили 149. Я лично выполнил «на отлично»!
Мы рады до безумия, поздравляем друг друга, а начальство (наш ротный) генерал-майор и Минин рады вдвойне. После окончания стрельб нам разрешили свободный выход в город до 8.00 час. следующего дня.
НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Экзамены окончены, все секретные бумаги, учебники и прочая писанина сданы в секретную часть. Началась подготовка к выпускному вечеру: стрижка, бритьё, утюжка, подшивка, укладка, фотографирование, обмен адресами.
Выпускной вечер прошёл отлично, был настоящий бал. Прибыла большая группа генералов из Генерального штаба, преподаватели с жёнами, гражданский обслуживающий персонал, городские гости. Веселились до рассвета.
Через день-два выпускники начали получать документы и отправляться по своим частям. Нас, человек 6 из Дальневосточного и Забайкало-Амурского военных округов, прибывших на учёбу с исключением из списков части, как создавшийся резерв продержали недели две. Мы были не против. Болтались по Москве.
В начале октября я получил назначение в Киевский военный округ на должность командира мотострелковой роты. Забрав Нину с Алёнушкой, поехали в Леженьки отдыхать.
Прощай, Выстрел, прощай, Солнечногорск. До свидания, Москва! До новых встреч! Да здравствует стольный град Киев! Да здравствует Киев Олега, Ольги, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха!
Да здравствует Киев — столица славян, столица Украинской Советской Социалистической республики!
4 ноября 1951 г. я прибыл в Киев в штаб округа в отдел кадров, где получил назначение в 16-ю гвардейскую Корсунь-Шевченковскую механизированную дивизию, 59 гвардейский полк, 11-й мотострелковый батальон, командиром роты.
В КИЕВЕ
Полк располагался на зимних квартирах в старинном городке запорожской сечи Смела — городок районного значения, чистенький, аккуратненький, но с разгульной натурой запорожских казаков. Идёшь по городу и как-то невольно ощущаешь, что здесь, на этом майдане, когда-то гудел, шумел свободолюбивый дух казачества. С квартирами было очень трудно, но примерно через месяц удалось снять отдельный домик за 200 целковых в месяц у истинного хохла-бульбы.
Здесь мне пришлось несколько месяцев пофилонить, так как мой батальон был кадрированный — офицеров 60-70%, а солдат и сержантов ни одного. Но вот однажды за мной приходит связной от командира полка гвардии полковника Старовойта. Прибыл, доложил. «Капитан, кончай райскую жизнь, — говорит. — Принимай 1-ю мотострелковую роту». «Слушаюсь!» Началась солдатская жизнь, занятия, занятия, занятия, учения.
В роте 18 национальностей из 100 человек. Нужно было недавно пришедшее пополнение сколотить, обучить, научить, сделать из этого сырца монолитный коллектив, способный решать любую боевую задачу на поле боя в условиях атомной войны. Пришлось усиленно поработать. Начал с офицеров, затем стал лично обучать сержантский состав, их военный уровень был не особенно глубок. Занятия с офицерами и сержантами особенно инструкторско-методические по огневой, тактической, физической подготовке и другим предметам дали свои результаты. Весной 1952 года на инспекторской проверке рота получила по всем проверяемым предметам «хорошо».
МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Старший лейтенант Гусев, лейтенант Гончаров, младший лейтенант Хмельницкий, старшина Подлетин приложили большие усилия, чтобы рота вышла в передовые. Особенно большая честь и заслуга в воспитании личного состава принадлежит моему заместителю по политической части младшему лейтенанту Грапонову. Под его руководством была красиво оформлена Ленинская комната, организована художественная самодеятельность, национальная по форме. Дело вот в чём. Встал вопрос об организации художественной самодеятельности в честь 200-летия воссоединения Украины с Россией. Я замполиту говорю: «Давай создадим своей ротой самостоятельную труппу художественной самодеятельности».
Замполит, улыбаясь, молвит, что, мол, пока разучим какую-нибудь песню на русском с таким интернационалом, как наш, пройдёт ещё 300 лет. Да, это трудно. В других ротах 3-4 национальности, там просто. После долгих раздумий мы решили создать национальную по форме художественную самодеятельность. Собираем ротное собрание, объясняем задачу: каждый грузин, армянин, азербайджанец, молдаванин, узбек, таджик, туркмен, киргиз, казах, татарин, гуцул, белорус, лезгин, кабардинец, цыган, карел, латыш должны написать домой письмо, попросить, чтобы прислали музыкальный инструмент, на котором они могли бы исполнить какую-нибудь песню. Солдаты пришли от этого в восторг. Через две недели старшина не знал, куда складывать все эти свистульки, барабаны, домры, флейты, прочие побрякушки и разные колотушки. Как говорил великий комбинатор Остап Бендер, лёд тронулся! Находясь в летних лагерях в г. Черкассы на Днепре, в вечернее время в расположении моей роты начинается пляска Пятницы и хор Пушкинских бесов. Слабонервные и эмоциональные не выдерживают, зажимают уши или уходят прочь.
Я ходил дежурным по лагерному сбору, и вот офицеры у меня спрашивают: «Что вечером в вашем полку делается? Шум, гам, та-ра-ра-рам, писк, свист. Хо, Хо!» Отвечаю: «Это, братцы, веселятся славяне, магометане, тюркские, татаро-монгольские потомки и прочие персияне и христиане». Подготовка шла полным ходом, замполит как главный режиссёр после занятия приходил в палатку, с ходу валился на постель и засыпал мертвецким сном. Мы над ним шутим, вот, мол, когда займёшь 1-е место, отпустим на днепровский пляж на 5 суток с сухим пайком.
Настал час расплаты. Сидит комиссия, вооружившись карандашами и блокнотами. Представление началось. Чтобы вы, уважаемые зрители, хотели, посмотреть художественную самодеятельность национальную по форме и социалистическую по содержанию? Пожалуйста! Созерцайте!
Концерт окончен! Комиссия определила 2-е место в дивизии! Ура! Ура! Ура! Замполит Грапонов с лучшими исполнителями был отпущен на Днепр для принятия охладительных ванн.
БУДНИ
Наша 18-я Механизированная Корсунь-Шевченковская орденов Суворова и Кутузова 3-ей степени гвардейская дивизия получила приказ перейти на новое вооружение. Оружие было совершенно секретное, и его материальную часть никто кроме меня не знал, ведь я изучал его на «Выстреле». Поэтому мне было приказано проводить занятия по изучению материальной части карабина, автомата, пистолета, пулемёта, гранатомёта с офицерами полка. После изучения приступили к практическим стрельбам, а затем вооружили весь личный состав. С этой задачей я справился отлично и получил поощрение от командования. У командира полка полковника Старовойта и командира дивизии генерал-майора Белозёрова я пользовался большим авторитетом. Я хорошо знал оружие, отлично стрелял из всех видов, знал топографию, свободно ориентировался и днём и ночью по карте, на местности. Очень часто мне поручали проводить инструкторско-методические занятия с офицерами, сержантами. Меня очень уважали командир батальона, подполковник Алексей Иванович Бартьев, начальник штаба, майор Исполатов. Они всегда любовались моей рабочей картой, где была нанесена тактическая обстановка. Командиры рот часто приходили ко мне за консультацией по тактике, политическим и другим вопросам. На всех тактических учениях меня назначали командиром головной походной заставы (ГПЗ).

ОТВЕТСТВЕННЕЙШАЯ ЗАДАЧА
В 1953 году мою роту назначили 30 часов охранять лагерь, где проходили испытания водоплавающих танков, 70 часов — на строительство армейского полигона в Черниговской области. Охрана секретных водоплавающих машин — ответственнейшая задача. Ведь это совершенно новый вид вооружения. Испытания проводились на Днепре на водопроходимость и на стрелковом полигоне на мотоизнос. Каждую машину сопровождали 3-4 автоматчика, возглавлял всю работу генеральный конструктор с большой группой учёных. Само конструкторское бюро находилось на заводе Запорожсталь.
Июнь, июль 1953 года я провёл на пляже Днепра, погода была прекрасная, плюс моторный катер генерального, которым он никогда не пользовался, предпочитая всегда самолёт. Нам было это на руку, и мы на катерке с ветерком рассекали днепровские волны.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же