КРОВАВЫМ ЛЕТОМ СОРОК ВТОРОГО

6 декабря

220

1

Относительно недавно — спустя годы после того, как заинтересовался военной биографией мамы — вдруг понял, что она чудом избежала гибели в июне 1942 года, ещё будучи в родном краю. Об этой трагической истории я и хочу рассказать в память о девушках Великой Отечественной войны, внёсших свой вклад в Великую Победу.

Перебирая документы
В архивах памяти моей,
Я вижу лучшие фрагменты
И замечательных людей…
(Олег Нечаянный)

СЛУЧАЙ, ИЛИ ПРОВИДЕНИЕ БОЖИЕ?
К началу войны моя мама Женя Шаламова успела закончить два учебных заведения (Тимский педтехникум и Курский учительский институт) и немного поработать в школе и детском доме. В период осени 1941 года, когда в Тиме находился 419 БАО (батальон аэродромного обслуживания), через райком комсомола она узнала, что в эту воинскую часть набирают девушек. Разыскала штаб, обратилась в отдел учёта кадров и оставила заявление принять её добровольцем. Ей объяснили, что заявление будет рассмотрено и после проверки пришлют вызов. Но проходили дни, воинская часть из Тима убыла, и Женя решила уехать в Старый Оскол, чтобы устроиться на любую работу. Наш Тим находился в прифронтовой полосе, и всё считалось на осадном положении, в Старый Оскол были эвакуированы из Курска многие областные учреждения.
В Старом Осколе Женя случайно встретила женщину из штаба, куда она подавала заявление. Это была Тамара Говор. Она сразу узнала Женю по пышным косам и сообщила, что её приняли, и она несёт на почту конверт с вызовом, чтобы отправить его в Тим. Затем они пошли в штаб 419 БАО и Евгению Шаламову оформили делопроизводителем в ОТС (отдел технического снабжения). Руководил отделом тогда капитан Сунцов.
Девчата из ОТС Аня Сацюк и Дина Белкина отнеслись к ней весьма доброжелательно и стали постепенно вводить в курс дела. Со временем Женя освоила учёт ГСМ, боеприпасов и запчастей к различным типам самолётов.
Вскоре Евгению Шаламову избрали секретарём комсомольской организации отдела технического снабжения, а также редактором стенгазеты и боевых листков.
В штабе под диктовку майора Михеева Женя заполняла первый экземпляр книги «Боевой путь 419 БАО». У неё был красивый почерк, поэтому её и удостоили этой чести.
Должен сказать, что вместе с моей мамой довольно продолжительное время в батальоне находились две её сестрёнки — Нина 15 лет и Валя 4,5 лет.
НЕЗАБЫВАЕМОЕ
Из воспоминаний Евгении Наумовны Жидких (Шаламовой): «Когда БАО был в Старом Осколе, я увидела на дорогах отступающих односельчан. От них узнала, что немцы закрепились на подступах к Тиму километрах в 5-7. Для эвакуации нет никакого транспорта. Я тогда уже знала, как немцы расправляются с такими семьями, где большая половина её членов на фронте (в действующей армии к лету сорок второго помимо Жени находились старший брат Володя и младший брат Толик).
Упросила командира части и начальника штаба отпустить меня на попутных машинах, подвозивших боеприпасы к фронту. Через 2 часа я была в своём посёлке, но узнать его было невозможно. Дом, где мы жили, был разрушен. В развалинах никого не оказалось. Люди, оставшиеся без крова, собрались в одном из подвалов, приспособленном под бомбоубежище для рабочих машинно-тракторной мастерской. Там я и нашла своих родителей. Горе, слёзы, отчаяние встретили меня. Даже сейчас трудно писать об этом.
Народу набилось полон подвал и двор. Кинулись ко мне с вопросами: «Где наши? Устоят ли?» Меньшая сестричка бросилась от мамы мне на шею, плачет, вся дрожит. Мама и Нина не плачут, но смотреть на них было невозможно. У их ног на полу лежал наш старший брат-инвалид Виктор. Он совсем был недвижим. Глаза полные слёз: «Женя, спаси нас, если можешь!» А отца не вижу и боюсь спросить, что с ним. Мама поняла мою тревогу и сказала, что он пошёл искать хоть какую-нибудь тачку, чтобы положить брата. Побежала его искать. Нашла, упрашиваю его идти сразу же со мной, сейчас же. Объясняю, что по дороге на Ст. Оскол будет ждать машина. Но он упросил меня взять с собой Валю и Нину и по-тихому по оврагам и перелескам пробираться на дорогу, ведущую к Ст. Осколу. А сам обещал спрятать у знакомой семьи кое-какие пожитки, оставить у них Виктора и вместе с мамой догнать нас в одном из сёл.
Только мы отошли от этого места метров 500, как начался такой грохот и рёв от очередного налёта, что мы не помня себя побежали прятаться под обломками домов, оставшись живыми, пошли дальше. Родители тем временем оставили у знакомых сына-инвалида Виктора, кое-какие вещи для него, взяв с собой только самое малое необходимое, пошли в нашем направлении. Но массированные налёты заставляли их останавливаться и укрываться от бомб.
Время шло. И когда я вышла с ребятишками за свой посёлок, то машины никакой уже не было. Времени на раздумья не было и выхода тоже никакого не было. И мы пошли пешком. Валюшку всю дорогу пришлось нести на руках, а Нина, молча, с перевязанной головой шла рядом, то и дело оглядываясь назад, — не идут ли родители. Конечно же, мы их не могли дождаться. По дорогам творилось такое, что передать словами невозможно».
ЕЩЁ ОДНО ИСПЫТАНИЕ
Из рассказов мамы помню следующее: в селе Куськино она оставила сестёр в одном из домов, а сама поспешила в Прилепы. Туда несколько ранее отец Наум Иванович отвёз некоторые вещи, ведь никто не думал, что враг и во второй раз возьмёт Тим и пойдёт к Воронежу. Надеялись, что семья переждёт бои в ближнем тылу от линии боевых действий, потому что многих жителей эвакуировали в большое село Ястребовку.
На окраине Прилеп Женя увидела группу сельчан, собравшуюся возле тяжело раненной колхозницы. У неё был распорот живот осколками бомбы, гитлеровские «воздушные рыцари» только что отбомбились по мирной деревне. Селянка, у которой хранился мешок с одеялами и одеждой сестёр, не хотела отпускать её, рыдала и упрашивала остаться.
— Куда ты пойдёшь на свою погибель? Немец бомбит сёла, дороги и беженцев! Останься у нас!
— Не могу, будут считать меня дезертиром! Да и сестрёнки ждут.
К тому времени трудный день закончился, пришлось возвращаться в Куськино в темноте. Неожиданно послышался детский плач впереди. Оказалось, что сестрёнки не вытерпели ожидания и решили сами идти её искать.
Ночью пошёл сильный дождь. Младшие сёстры заснули в одной из хат села Куськино, а старшей приходилось всё время выбегать на дорогу, смотреть, не будет ли какой машины? Увидела стоящий грузовик, гружённый мешками с мукой. Женя подошла к нему (в надежде уехать с этой автомашиной), но оказалось, что машина неисправна. Растерянный шофёр возился с двигателем.
«Постарайся раздать муку жителям и возьми у них расписки. И срочно уходи в сторону Старого Оскола», — посоветовала она этому парню.

Вячеслав ЖИДКИХ
(продолжение в следующем номере)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  1. Вячеслав Жидких

    12.12.2021

    Спасибо Редакции газеты “Слова хлебороба” Тимского района Курской области за публикацию военных историко-краеведческих материалов и последующее размещение их в интернете! Газету могут прочитать не все, а вот на просторах интернета это останется… И если кому-то из пытливой молодёжи (школьникам, студентам), понадобится что-то узнать из прошлых лет родного края, подобный материал будет им весьма полезен… Сделаю пояснения по размещённым Редакцией выше фотоснимкам. Вверху, слева-направо: Валя (её фамилию мама не вспомнила), Аня Сацюк, Мария Кочеткова и Женя Шаламова. Снимок сделан в городе Старо-Константинове 2 апреля 1944 года в дни базирования 224 ШАД (штурмовой авиадивизии). Другое фото – портрет моей мамы Шаламовой Жени, сделан в 1940-м году после окончания Курского учительского института.

Читайте так же