АРТИЛЛЕРИСТЫ, СТАЛИН ДАЛ ПРИКАЗ!

10 декабря

84

0

В первых числах декабря в России отмечают День Неизвестного солдата и День Героев Отечества. Мой рассказ посвящён двум командирам Красной Армии, одного из которых я имел честь знать лично, а имя второго, к сожалению, забыто.

Курсант Одесского артиллерийского училища Василий Локтионов.

ОФИЦЕР-ВОЕНРУК
Мои земляки-тимчане, надеюсь, помнят семью педагогов Локтионовых: Нину Николаевну, преподававшую географию, и Василия Евсеевича — учителя физкультуры и начальной военной подготовки. Когда я учился в Тимской средней школе, почему-то НВП из программы исключили. Однако в школе была оружейная комната, в которой хранились ручной пулемёт Дегтярёва, карабины и несколько автоматов разных систем. Однажды, будучи на студенческих каникулах, я попросил Василия Евсеевича показать мне это стрелковое оружие, которым интересовался ещё с юных лет. Очень жалею, что военно-краеведческими исследованиями я занялся уже после его смерти. Василий Евсеевич был интересным рассказчиком, если бы мне удалось записать его фронтовые воспоминания, то получилась бы документальная повесть.
Иногда Василий Евсеевич заходил к моему отцу Степану Пименовичу (в День Октябрьской революции, на Рождество и День Победы), они вспоминали эпизоды военных лет, не обходилось, конечно, и без «фронтовых» ста грамм. Капитан-артиллерист Локтионов командовал батареей, а затем, видимо, и дивизионом 203-миллиметровых гаубиц Б-4. Эти гаубицы на гусеничном лафете наши бойцы окрестили «Кувалдой Сталина». Боевой путь Василия Локтионова был связан со 107-й гаубичной артиллерийской Краснознамённой бригадой большой мощности, которая входила в состав 3-й гвардейской артиллерийской дивизии прорыва РВГК (Резерва Верховного Главнокомандования). Гаубицы Б-4 громили фортификационные сооружения гитлеровцев с закрытых огневых позиций, находившихся в ближнем тылу советских войск, и использовались ещё в советско-финляндскую войну.

Кувалда Сталина — 203 мм гаубица Б-4

Василий Евсеевич и мой отец дружили с детства, так как жили недалеко друг от друга в селе Второе Выгорное и были ровесниками. В шестидесятых годах семья Локтионовых построила дом на юго-восточной окраине Тима и переехала из Второго Выгорного. С этим домом связаны воспоминания моей юности. Как-то я пришёл на вечер встречи выпускников Тимской школы. И мне очень понравилась младшая дочь Локтионовых — Таня, которая училась в Курском педагогическом институте и, возможно, проходила практику в нашей школе. Когда вечер закончился, я решился проводить её.

Фронтовики Степан Жидких (слева) и Василий Локтионов. Тим, 1960 г.

Василий Евсеевич Локтионов знал много стихотворений, обладал хорошим голосом и красиво пел. Помню в его исполнении песню на украинском языке «Несе Галя воду». А когда он начинал петь «Марш артиллеристов» у меня, как говорится, «мурашки» начинали бегать по спине…
В нашем семейном фотоальбоме нашёл я два портрета юноши в гимнастёрке (ещё жива была моя мама). На вопрос: «Кто это?» Она ответила: «Василий Евсеевич Локтионов». На одном фото на петлицах читаются буквы ОУ, что означает Одесское артиллерийское училище. На втором фото запечатлён молоденький лейтенант, на петлицах гимнастёрки по два «кубаря». У старшей дочери Локтионовых — Галины Васильевны Сергеевой — хранятся два идентичных снимка. На обороте курсантской фотокарточки с оборванным углом сделана удивившая меня надпись: «Лучшему другу детства Степану Пименовичу. На память. В. Локтионов». Видимо, мой отец уже после войны передарил это раритетное фото Василию Евсеевичу. Я очень рад, что подобные фотоснимки дошли до нас, не сгинули в огне Великой Отечественной войны. Ведь это святая память о боевой юности наших отцов.
Интересно, что в апреле 1945 года фронтовые дороги друзей детства почти сошлись — оба участвовали в штурме крепости и города Кёнигсберг — столице Восточной Пруссии. Но встретиться там им не довелось, Степан Жидких едва не погиб в ледяной воде, а Василий Локтионов был тяжело ранен в бедро и направлен в госпиталь. Эта рана часто его беспокоила и в мирные послевоенные годы, особенно, когда наружу выходили осколки.
У меня остались о Василии Евсеевиче и его братьях Александре, Алексее, Григории, которых также знал и помню, добрые воспоминания.
ПОДВИГ ЖИВ, ПОКА О НЁМ ПОМНЯТ!

Офицер РККА Усов Михаил Гаврилович, погиб при освобождении Тима.

В кровопролитных сражениях за город Тим (именно так он именовался во фронтовых сводках) пали смертью героев многие советские бойцы и командиры. Было это и в ноябре-декабре 1941 года (оборона и первая оккупация Тима), и в июне-июле 1942 года (второе мощное наступление Вермахта — операция «Блау»). Немало русских храбрецов сложили головы при освобождении Тима в снежном феврале 1943 года. Об одном из них, который по воле случая стал Неизвестным солдатом, мой следующий рассказ.
Сведения о подвиге этого офицера я получил в результате поисков, которые веду уже не один год. В заметке бывшего военного комиссара Тимского района подполковника А. Иванова «Подвиг героя», напечатанной на 2-й странице «Слова хлебороба» (№14 от 3 февраля 1970 года) сказано следующее:
«При въезде в посёлок Тим у развилки дорог на братской могиле установлен скульптурный памятник погибшим воинам в годы Великой
Отечественной войны. Здесь вместе с другими воинами похоронен старший лейтенант Михаил Гаврилович Усов, погибший при освобождении посёлка.
Было это в 1943 году. Старший лейтенант М. Г. Усов в боях за Тим командовал ротой 2-го отдельного противотанкового батальона 8-й истребительной бригады 60-й армии Воронежского фронта. Несмотря на сильный огонь со стороны противника, подразделение старшего лейтенанта Усова с 4 на 5 февраля сломило вражескую оборону восточнее Тима и ворвалось в посёлок.
На рассвете 5 февраля фашисты контратаковали подразделение Усова. Несмотря на превосходство противника в живой силе и технике, рота продолжала продвигаться вперёд. Старший лейтенант Усов личным примером воодушевлял бойцов на подвиги. Контратака противника была отбита.
Через несколько часов 5 февраля немцы снова пошли в контратаку. В этом бою кандидат в члены партии старший лейтенант Михаил Гаврилович Усов пал смертью храбрых. Боевые товарищи похоронили его, у могилы поклялись отомстить врагу за смерть своего командира.
За мужество, проявленное при освобождении Тима от немецко-фашистских захватчиков, старший лейтенант М. Г. Усов посмертно награждён орденом Красной Звезды.
Подвиг отважного командира навсегда останется в памяти тимчан».
Спасибо военкому Иванову (ныне, к сожалению, уже покойному) за эту заметку об офицере, погибшем в бою за мой родной посёлок. Но одновременно с этим возник у меня и резонный вопрос, связанный с последней строчкой в изложенной выше заметке, а именно: «Подвиг отважного командира навсегда останется в памяти тимчан». Я внимательно прочитал и даже сфотографировал все мемориальные таблички на памятнике, что стоит у развилки дороги, идущей по северо-восточной окраине Тима в сторону городов Губкин и Старый Оскол. Фамилии, имени и отчества офицера Усова на памятнике нет. Более того, я проверил мемориальные доски на памятнике в Парке Героев (рядом с пушкой ЗИС-3), но и здесь фамилия и инициалы Усова отсутствуют.
Как могло такое случиться!? Подполковник Иванов работал в Тимском РВК в 1960-1970-х годах, заметка датирована 1970-м годом, то есть, памятник у братских могил при въезде в Тим уже стоял. Как-то Афанасий Гаврилович Худяков говорил мне, что когда он был председателем Тимского поселкового Совета (1962-1964 годы), среди брёвен и досок, приготовленных для строящегося тогда в посёлке кинотеатра, нашёл бетонные фрагменты скульптуры солдата, которые он распорядился собрать и установить на братской могиле при въезде в Тим. Если о героической гибели офицера-артиллериста Усова и месте его захоронения в те годы уже было известно, то почему его имени ныне нет на памятнике? Или оно «исчезло», когда заказывали новые мемориальные таблички?
Директор Тимского музея Владимир Куракулов сказал мне, что в списках, имеющихся у него, офицер Усов не значится. Он также высказал версию, что, возможно, Усов погиб западнее Тима в селе Становое. Однако военком Иванов в своей заметке точно указывает место захоронения. Нужно исправить ошибку, допущенную кем-то ранее — обязательно внести имя старшего лейтенанта Михаила Гавриловича Усова на одну из табличек и прикрепить к памятнику на въезде в посёлок Тим! А я продолжу поиски потомков героя-командира.
P.S. В дополнение к сказанному выше замечу, что досадное недоразумение — отсутствие на памятнике имени героически погибшего в бою за Тим офицера Усова — подвигло меня на новые поиски, в результате которых нашёл его фотокарточку и немного биографических данных. Родился Михаил Гаврилович Усов 22 ноября 1913 года. Место рождения: Смоленская область, Дорогобужский район, Пригородный сельсовет, деревня Яковлево. Место призыва: Можайский РВК, Московская область, Можайский район. Дата призыва 15.10.1935 года. В наградных документах на орден Красной Звезды (от 21.02.1943) сказано, что Усов был командиром роты 2-го отдельного противотанкового батальона 8-й истребительной бригады.

Вячеслав ЖИДКИХ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же