Чернобыль: у памяти своя тропа

29 апреля

142

0

Чернобыльский колокол ударил 26 апреля 1986 года ночью, в 1 час 23 минуты 43 секунды. Его услышали люди всей планеты.

Выросло уже целое поколение, не заставшее ужасную трагедию, но в этот день мы традиционно вспоминаем о Чернобыле. Ведь только помня ошибки прошлого, можно надеяться не повторить их в будущем.
О той странице своей жизни Николай Куракулов говорит неохотно. Внутри всё сжимается при слове «ликвидатор». И время не властно стереть следы смертоносного удара, случившегося тогда на Чернобыльской АЭС. Последствия его были бы гораздо большими и для России, и для народов Европы, если бы не героические усилия тех, кому удалось обуздать смертоносную стихию. Мы помним о героях и безмерно благодарны за совершённый подвиг.
«Наша страна тогда готовилась к майским праздникам. За несколько дней до них в программе «Время» вышел короткий репортаж о пожаре на Чернобыльской атомной станции. На следующий день на предприятии, а я в то время работал в Старооскольском строительно-монтажном управлении, пошли слухи о том, что якобы на АЭС произошло что-то страшное. Но о самой катастрофе узнали позже. На волю из реактора вырвалась смертоносная радиация, которая не щадила никого. И военные, и гражданские, и добровольцы тысячами отправлялись туда спасать человечество. Я и не предполагал, что окажусь там, но, правда, не в самом пекле и не в самый разгар атомной стихии», — рассказывает Николай.
1987 год, март, ему 26 лет. У Николая Куракулова в Старом Осколе, куда он переехал жить из Заречья, новая квартира, жена, ребёнок, стабильная работа в Старооскольском ССМУ-54. Здесь освоил профессию бетонщика, хотя до переезда трудился водителем в Тимской автоколонне. Всё хорошо, и всё ладится.
И вот однажды руководство вызвало в кабинет его и несколько других рабочих и сообщило, что надо собираться в командировку. А командировка эта была в Чернобыль, точнее, в новый рядом строящийся для людей из Припяти город Славутич. Он в пятидесяти километрах от Чернобыльской АЭС. Все тогда думали, что город будет временным. Но после остановки всех энергоблоков ЧАЭС он живёт и продолжает развиваться.
«Честно говоря, страха особо не было, я знал куда еду, но не предполагал, что меня там встретит. Жили мы на кораблях на реке Припять, оттуда всех на автобусах через Чернобыль возили в Славутич. Тут, прямо посреди соснового бора, возводили первые жилые дома, общественные здания, детские сады, школу. Строили всё очень быстро. Самое большое здание было в три этажа, а в основном одно- и двухэтажные. Наша бригада забивала сваи для будущих построек. Работа трудная. И тут помогла моя служба армейская, её закалка и выносливость. Смена по 12 часов в сутки. Приезжали никакие и валились с ног, — продолжает Николай Куракулов. — А залитый бетоном реактор внутри по-прежнему не угасал. Только за месяц моей работы было два выброса. И мы хватили радиации. Там я понял, как беззащитна жизнь.
Через месяц наша старооскольская бригада уехала домой, и мы вновь пошли трудиться в наше СМУ. Эту командировку вспоминали, как страшный сон. Из тех двадцати ребят, которые были со мной в Славутиче, сегодня в живых осталось шестеро».

Из Старого Оскола Николай с женой и уже тремя сыновьями, спустя некоторое время, возвратился в Заречье в родительский дом. Позже колхоз дал семье новый. Куракулов устроился водителем в здешнее хозяйство, после перешёл в школу сторожем, а потом вовсе уволился. Эхо Чернобыля всё чаще и чаще давало о себе знать.
«Вы чувствуете себя героем?» — спрашиваю у него. «Да каким героем? Забывают про нас. Получения удостоверения ликвидатора аварии и то еле-еле добился. Поправить бы здоровье в санатории, где я ни разу не был, хоть и положено, наверное. Там болит, тут колет — не всё в порядке со здоровьем, поэтому и с работы ушёл раньше шестидесяти лет. Живём с супругой вдвоём, дом, огород, хозяйство, работы в деревне хватает. У сыновей наших свои дома и семьи. Сегодня я обыкновенный пенсионер».
26 апреля — День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф. Мы отдаём дань памяти всем погибшим в этих трагедиях и дань уважения всем, кто ликвидировал их тяжелейшие последствия, кто пострадал от радиационного заражения, кто вынужден был покинуть родные места.
В Чернобыле побывали тысячи людей, Николай Куракулов был в их числе. Они рисковали жизнью и здоровьем, и мы должны быть благодарны им за их мужество.

Лариса Николаева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же