Для счастья нужно время

21 ноября

74

0

И оно есть у каждого из нас. Но всегда ли мы дорожим им, этим временем? Иногда, вглядываясь в лица прохожих, думаю, а счастливы ли они? Возможно человеку и мало нужно для счастья, но увы, так много, чтобы его почувствовать.

По тому, как смотрят они друг на друга, как мило разговаривают и заботятся, по их уютному дому, наполненному каким-то добрым светом, поняла, что у супругов Занченко счастье точно есть. И шли они к нему не по накатанной дорожке. Были на ней преграды, препятствия, невзгоды, которые они преодолели благодаря терпению, прощению, пониманию.

Если взять Любовь и Верность, к ним добавить чувство Нежность, всё умножить на года, то получится СЕМЬЯ!

Их семейной истории полвека. В ней было много интересных, радостных и курьёзных моментов, о которых они говорили во время нашей беседы, но попросили умолчать в статье, считая, что это не для газеты, хотя я так не сказала бы. Однако учла пожелания моих героев, пусть это будет их секретом. Но об одном всё же расскажу, только позже — о встрече молодожёнов на Казанском вокзале в Москве.

1972 год

Василий Занченко, солдат-срочник, заканчивал службу в Таманской дивизии, базирующейся в Подмосковье, и уже готовился к демобилизации. Но тут вдруг приказ: автомобильная воинская часть направляется в командировку на Алтай на спасение урожая. И пришлось кроме положенных двух лет Занченко ещё семь месяцев возить зерно в закрома государства.
В совхозе, куда прибыли военнослужащие, им поставили задачу и определили объём работы. Жили солдаты в палатках, а кормили их прямо на полевом стане, куда обеды доставляли из столовой хозяйства, где поваром работала девушка, привозившая им еду. Была она не из местных: многодетная семья Фриды переехала жить на Алтай из Свердловской области.
Василию девушка сразу понравилась: культурная, скромная, с большими голубыми глазами, с завидной пышной копной волос на голове. А заплетёт косу — вовсе не устоять перед такой красотой. Он же был шустрым, отчаянным сельским парнем. Два разных характера, две разные натуры. Но говорят же — противоположности притягиваются. Так и случилось. Встречи, радости, вспыхнувшая любовь. И расставание…
Два месяца он убегал в самоволку на свидание к ней, а она — из дома. Мама влюблённой Фриды очень беспокоилась, с дочкой по душам говорила, предостерегала, что, мол, закончится командировка и уедет солдат — ищи-свищи.
Но наш парень был орёл, настырный и с серьёзным намерением. Перед отъездом предложил Фриде замуж, а она согласилась.
Их расписали в сельсовете 14 ноября того же 72 года. На свадьбе были лишь её родственники и сослуживцы Василия. Никаких нарядов и колец, он в солдатской форме, она в выходном платьице. После регистрации каждый отправился по своему месту «дислокации».
А через несколько дней часть свернулась, и уехали солдатики обратно в Подмосковье в свою Таманскую дивизию. По возвращении Василий собрал вещи и демобилизовался. В Медвенском районе, где он жил, родители, братья, сёстры его уже заждались. А Василий-то приехал с сюрпризом. Робко выпалил с порога:
— Я женился!
Те так и оторопели — охи, вздохи, мать в слёзы, стала ругать сына.
— А где же жена?
А жена за тысячи километров с утра до ночи ждёт от мужа весточки. Что только с матерью ни передумали, что ни пережили. В селе шептались за её спиной, сплетничали, хоть на улицу не выходи. Каково было Фриде вроде и замужней, но одной!
Только чужая душа — потёмки, что в ней творилось — не знал никто. Сердце Василия рвалось к жене. На следующий день он побежал на почту, дал телеграмму, что в такой-то день будет ждать Фриду на Казанском вокзале, именно туда приходили поезда с Алтая.

Встреча на вокзале

И вот тот самый курьёзный момент, о котором я упоминала выше. Василий приехал задолго до прибытия поезда. Наконец издалека парень увидел выходящую на перрон Фриду. Она испуганно глядела по сторонам на толпу людей, приезжающих и встречающих, но нигде не увидела знакомого лица.
Помните фильм «Не может быть», когда главный герой на собственной свадьбе не узнал невесту: «Я ж её видел только в пальто и шапочке!» А тут с точностью наоборот. В армии-то у Василия кроме солдатской формы ничего и не было. Вот и искала она его в многоликой толпе именно в таком «наряде».
И тут кто-то сзади дёрнул за чемодан. Фрида, подумав неизвестно о чём, этим же чемоданом со всей силы огрела мужчину. И тут оторопела. Это был её муж Вася… С этого момента и началась их семейная жизнь.

Радости, будни и переезды

Василий привёз супругу в родительский дом. Фрида пошла трудиться продавцом, он закончил техникум и работал инженером в Сельхозтехнике. Родился сын.
И тут начались переезды. Направила партия Василия Николаевича из Медвенки в наш Тим на должность заместителя управляющего Сельхозтехникой. Фрида устроилась в поселковую столовую. Молодой семье дали комнату в общежитии. Родился второй сын. Переехали в квартиру.
Через девять лет главу семьи назначают инструктором райкома партии в орготдел. Вскоре вызывает первый секретарь и спрашивает, как он смотрит на то, чтобы поработать председателем в колхозе «Восток» в Кировке. А как он может смотреть, если возражения не принимаются!
И отправился Василий Николаевич поднимать сельское хозяйство в глубинку. Тут дали Занченко дом: стены да окна. А в Тиме хорошая квартира, пристройку вот-вот доделают. Фрида нехотя переехала с детьми вслед за мужем, семье надо быть вместе. Этот дом пришлось достраивать своими силами. Сколько труда в него было вложено!
Во время председательства Занченко в Кировку пришёл газ, кстати, в одну из первых в районе, построили дорогу и агрогородок. Фрида, не изменяя своей профессии, трудилась поваром. Но временами на прорыв муж её бросал на ферму — коров доить, за телятами ухаживать. В колхозе не хватало рабочих рук, село ведь маленькое. Турки, заселившие дома агрогородка, не пожелали идти в колхоз трудиться, не прижились и уехали. Жильё отдали местным.
Только привыкли Занченко к Кировке, работе и людям, как вновь перевод. Направляют Василия Николаевича назад в Тим заместителем директора Сельхозхимии. Одновременно дают план под строительство нового дома. И опять всё сначала. Чемоданы, вещи, мебель… Фрида Ивановна настояла: «Нет, хватит, сколько можно ездить?!» И дети, и она категорически отказались. Не пришлось супругам Занченко перебраться на новое место жительства. А тут недуг настиг Василия Николаевича.

К свадьбе золотой

Вот так и остались Занченко в Кировке. Сыновья Евгений и Сергей уехали из села, женились, работают, как и многие дети из других семей. Людей в селе меньше сотни осталось, да и те в основном пенсионеры. У каждого, как и у Занченко, есть подсобное хозяйство, земельный участок. И это большое подспорье. Жизнь тут размеренная, спокойная. Изредка тишину нарушает гул тракторов да автомашин. То тут, то там на улице рядом с каким-нибудь домом на лавочке собираются соседи, чтобы поговорить о делах, политике, жизни, иногда поспорят: у всех свои взгляды на происходящее. Так проходит день за днём.
В доме Занченко дети, внуки, правнук — желанные гости. Василий Николаевич и Фрида Ивановна всегда их ждут. И тогда всё наполняется множеством голосов. Скоро вновь съедутся, ведь у мамы и папы, дедушки и бабушки в ноябре золотая свадьба. Конечно же, будут тосты, поздравления, подарки, цветы и воспоминания… Семейная радость, счастливые лица…
Как хорошо, что все вместе! А супруги думают, как же быстро годы пробежали…
На мой вопрос, изменили бы Занченко что-либо в жизни, коротко ответили в два голоса: «Ничего». Бог дал им испытания, и они их прошли, сохранили семью, построили дом, родили сыновей. Что может быть ценней и дороже?!

Лариса Николаева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же