https://службапоконтракту.рф/

Самый длинный бой

16 февраля

98

0

На Афганской войне Николай Тарубаров встретил 20-ый день рождения. Спустя 43 года он вспоминает о пути солдата, во время которого мысль «Что купить к столу?» меняется на «Спасибо, что живой».

20 мая 1980 года. Через четыре дня у него день рождения. И не важно, где ты и с кем. Его надо отметить, ребята ведь ждут!
«Ну, вот вернусь из Кабула, отпразднуем. Там может куплю что-нибудь вкусненькое к столу. Ждите…» — сказал рядовой Николай Тарубаров своим сослуживцам легко, не задумываясь о том, что эта «дорога смерти» через перевал, окружённый цепью гор, может стоить ему жизни.
Колонна советских войск с солдатами, офицерами, техникой, вооружением рано утром выдвинулась в сопровождении охраны в пункт назначения. Завершала её БРДМ (боевая разведывательная дозорная машина) Николая Тарубарова, водителя-мотострелка.
«Ещё не прошли и полпути, а от Ташкургана, где размещался полк, до Кабула 300 км, как со всех сторон с гор на колонну обрушился шквальный огонь душманов. Полковник скомандовал: «Засада, всем — из машин!» Мы мгновенно повыпрыгивали, залегли под ними и стали отстреливаться, — рассказывает Николай. — Духи подбили первый БТР, шедший во главе колонны, потом бензовоз, который находился в середине. Они загорелись. Ступор — ни вперёд, ни назад. Двое военнослужащих бросились к ущелью, и тут же были расстреляны из гранатомёта. Вот тебе первые раненые и убитые, впереди были ещё потери. Страх, крики, стоны, грохот, огонь, команды… Головы не поднять от смертоносных очередей душманов.

Тимчане в Афгане. Николай Тарубаров и Вячеслав Становых.

Дорогами Афганистана. Николай Тарубаров слева.

Обоймы автоматов расстреливались одна за другой. Стало понятно, что без подкрепления не обойтись, убьют всех. Командир запросил подмогу. Прилетели «вертушки» и стали накрывать душманов огнём с воздуха. Кто-то из них бежал, а большинство было уничтожено на месте. Казалось, что этому бою не будет конца. Чуть одумавшись, подсчитав потери, перевязав раненых, к полудню колонна вновь двинулась вперёд.
Я тогда подумал: «Спасибо, что живой!»
…А день рождения у солдата был. По возвращении вместе с сослуживцами накрыли скромный стол. Что может быть на нём на войне: тушёнка, печенье, купленные на базаре местные сладости. Тарубарова поздравили и пожелали вернуться домой. Но прежде помянули погибших. Вот такой праздник с привкусом горечи…
О воинах-интернационалистах тогда не писали в газетах, не показывали в теленовостях. Безусые мальчишки, имея за плечами школьный курс начальной военной подготовки и полугодовой «учебки» в армии, отправлялись на неизвестную войну, как Николай Тарубаров из Гнилого, где он вырос, учился, где была его многодетная семья. Биография юноши скромна: закончил среднюю школу, отучился в Тимском СПТУ-17, перед армией успел поработать в колхозе водителем. В осенний призыв 1978 года отправили его служить в Чехословакию, а через год перебросили часть в Термез (Узбекистан) и вскоре в Афганистан.
«Мне было 19 лет, но я мало что знал об этой стране. И главное — не представлял, что это будут полномасштабные боевые действия. С нами провели собеседование в штабе, вооружили, обеспечили техникой, и наш мотострелковый полк своим ходом через границу двинулся в неизвестную всем страну. Из Тима нас было четверо, — продолжает Николай. — По дороге всюду за нашими машинами бежали грязные, разутые, в лохмотьях ребятишки и предлагали купить или обменять на что-то разные вещи. Знаете, ведь довольно-таки приличные. Я оттуда домой привёз часы, до сих пор целы. Из хижин выглядывали женщины в паранджах. Но в основном встречались мужчины. Там местное население было в большинстве безграмотным и очень религиозным. Порядки у них оставались средневековыми, особенно в кишлаках. Они не понимали нас, мы — их.
А природа? Горы, пустыня, машина пройдёт — пыль несколько часов в воздухе висит; камни, дефицит воды, неимоверная дневная жара и жуткий ночной холод — вот что встретило нас. Это был шок. К такому, конечно, мы не были готовы. За год войны потихоньку адаптировались и к природе, и к людям. Но моджахеды были настроены крайне враждебно.
Афган… Более 14 тысяч солдат и офицеров не вернулись оттуда, в этом списке и мои однополчане. Мы в своё время выполнили приказ, а остальное пусть остаётся на совести тех, кто принимал решения».

На дембель Николай Тарубаров ехал перед самым новым 1981 годом, и дальше потекла его мирная жизнь. Немного поработал в своём колхозе, тимской автоколонне, потом перебрался в город, где дали квартиру, женился, родилась дочь. Трудился водителем-дальнобойщиком. Сейчас на заслуженном отдыхе.
За наградами солдата-комсомольца Николая Тарубарова — память о том, что раз и навсегда перевернуло жизнь, оставило в сердце незатихающую боль. В то же время, это знак того, что силой духа можно противостоять самым серьёзным испытаниям.

Лариса Николаева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же